Фото голых девушек
Внимание! Все истории в даном разделе являются вымышленными, а все действия - фантазиями. Всем персонажам на момент любых действий исполнилось 18 лет. Если вы считаете что история является неприемлемой, пожалуйста сообщите нам об этом в разделе контактов

9.4 / 10

Голубоглазая фея. Часть 2 (секс рассказ)

Ни жива, ни мертва, Аня подбежала к окну, чтобы увидеть, как та самая тачка увозит её недавнего собеседника. «Да уж, эти не шутят. Что теперь делать? Я не хочу быть подругой никакого Серёги!» Выступили слёзы. А ведь Серёгой, именно так, звала она того любимого мальчика, с которым, наконец-то, они должны были начать встречаться. Мысль, что нет выбора, никак не могла утрястись в её голове. Проплакав около получаса, она психанула, решив послать подальше всех, ведь мир, который её окружал, ушёл безвозвратно. Теперь она «невеста» какого-то бандита, будет его ждать, а когда дождётся, то будет с ним спать. Вот тебе и все мечты о первой романтической ночи любви! Ай, будь, что будет!

Как раз этим же вечером её Серёжа, теперь уже несостоявшийся парень, позвонил и волнующимся голосом наконец-то пригласить её погулять. Анька чуть было не разревелась по-новой, но, сделав каменное лицо перед телефоном, сухо ответила, что никуда она с ним не пойдёт, а пойдёт с подружкой, и вообще, лучше ему не звонить. «Отвяжись и ты, и все остальные! Оставьте меня одну со своими проблемами!» – с горестью думала девушка, смотря невидящим взглядом куда-то в стену.

Когда же через несколько дней, приняв её ответ за временную обиду, Серёжка позвонил опять, она, чтобы отвязаться окончательно, заявила, что вообще, нашёлся другой, которого она любит. И, закрывшись в своей комнате, снова разрыдалась:

Пока отвергнутый пацан ходил и бредил о том, как заставит её ещё пожалеть обо всём, и как он докажет ей, что она ошибалась, прошли недели. Всё стало понемногу забываться. Сама Аня почти не вспоминала разговор со Шлыком, благо тот больше не попадался ей на глаза, умело следя незаметно. Даже стало казаться, что не так всё страшно, тем более, что стало пригревать солнышко и наступила весна, а с ней и пятнадцатилетие. Наступал бурный возраст, начиная с которого девочку уже смело можно назвать девушкой. Подарки, поздравления, всё было так замечательно, тут ли вспоминать о каких-то трудностях!

Но вслед за апрелем наступил май. Открылись железные ворота, и Босс вышел на свободу. Надышавшись вволю свежим воздухом, он практически тут же достал из сумки фотографию голубоглазой Ани, мысль о которой согревала его особенно сильно последние недели. Тем более начало стучать в висках от этой мысли, когда с непривычки, идя по городу, он стал встречать женщин, не виданных им вживую аж с прошлого лета. Май стоял тёплый, женщины ходили в лёгких нарядах, он шёл и представлял каждую в разных позах, а затем представил на их примере, какие ноги и плечи у его будущей юной любовницы, и зажмурился от подскочившего в крови адреналина.

Первые два дня Босс элементарно приходил в себя. Едва зайдя домой, он залез в тёплую ванную, где пару раз разрядил свою сексуальную энергию с помощью рук. Член всё равно стоял, как окаменевший, но стало легче. Да, здоровый малый, а энергии накопилось, хоть отбавляй. Он сразу же, ещё зимой, был уведомлён Шлыком через Сяпу, что девушка согласилась стать его подругой. Тогда же получил и её фотку. Классная, настоящая фея! Голубые глаза, волосы, красиво зачёсанные назад и широко открывавшие лоб, что всегда придаёт девушкам дополнительную сексуальность. Оголённая шея, подведённые розовой помадой губки, пухлые, как и вся она. Такие же пухлые щёчки:

«Значит, фея согласна? Да и зачем ей надо было отказывать ему? Малолетка, поди, купилась на то, какой человек оказал ей внимание, будет теперь стараться ему угодить. Авторитет, он и в Африке: Это хорошо, а впрочем, если и согласилась со страху, какая разница! Лишь бы делала всё, что требуется от девки в постели, без выкрутасов».

В тот же самый день, когда выпустили Босса, Шлык прилетел к Аньке.

– Твоего парня выпустили!

– Кого? – сделала непонимающий вид девушка.

– Ну, мужика, который тебя хочет: – удивлённо объяснил пацан. Неужели опять начнёт ломаться?

– Ну и что? – слух девушки резануло это «тебя хочет».

– Ну, надо быть готовой, он хочет послезавтра уже встретиться с тобой. Как раз суббота, отпросись ночевать к подружке.

Аня помрачнела и едва произнесла:

– Всё?

– Ну, так договорились? Там они праздновать будут возвращение, так что до утра чтобы ты была свободна, чтобы родаки не искали.

– Хорошо, – едва произнесла, опустив голову, девушка.

– Да, ещё это: Ты можешь?. . Ну, месячные там: – пацану самому было стыдно говорить с девушкой, старше его, об этом. Аня вспыхнула:

– Могу!

– Тогда давай, тебе позвонят и заедут, не опаздывай! – и Шлык пошёл домой с чувством, что у него гора свалилась с плеч и теперь дело за самим Боссом.

Итак, ей осталось два дня, а потом начнётся новая жизнь. Может куда сбежать, может что-то можно сделать? А потом? Скованная страхом девушка подчинилась тому, что с ней делали, боясь в случае неповиновения более тяжких последствий. Может, обойдётся:

Звонок раздался под вечер. Аня ждала его и схватила трубку. Мужской голос сказал пару слов о том, где ей надо быть, и спросил, через сколько будет. Позвонив подруге и предупредив условленными заранее словами, как договорились, что теперь она якобы ушла к ней и ночует там, Аня выбежала к месту, где была назначена встреча.

К этой встрече она готовилась тщательно, никак не хотелось ударить в грязь лицом перед солидной публикой. Самое красивое бельё, какое только было у неё, новенькие туфельки, короткая юбочка и тонкий свитерок. Волосы заплетены в толстую косу, губы слегка подкрашены в любимый розовый цвет, слегка подведены брови и слегка напудрены нежные щёчки – воистину фея! И эта фея стояла теперь на обочине дороги у угла соседнего дома и ожидала машину.

Перед этой робко стоящей, сведя руки внизу держащими сумочку, девушкой остановилась красивая тачка. Девушка сразу поняла, что вот, это за ней, это её судьба, и ей придётся сейчас сесть туда и поехать навстречу новой жизни. «Прощай, Серёжка!» Открылась дверца, и покорная Аня без вопросов уселась внутрь.

– Привет, – повернулся к ней Босс и окинул восторженным взглядом, – поехали?

И машина тронулась в путь за город, где были уже сняты апартаменты для отдыха и празднования возвращения на волю своего лидера. Шашлык, хорошее вино, а теперь ещё и нежное существо, способное доставить массу заслуженного за полгода отсидки удовольствия. «Меня везут куда-то, как вещь для использования, – думала обречённая спутница Босса. Всем нутром ей не хотелось туда ехать, хотелось выпрыгнуть, убежать, лечь спокойно дома на диван и посмотреть телевизор. – Ну почему я должна это делать?!» Пока её мысли протестовали, а ноги инстинктивно сжимались сами собой, машина выехала за город, и надоевшему молчать Боссу захотелось разузнать, что за Аня, как она жила, что думала, не боится ли? И пока Анечка быстро рассказывала о себе, стараясь разговором заглушить нехорошие мысли, Босс привёз её к месту назначения и пригласил выйти.

– Знакомьтесь, моя подруга, – представил на суд корешам девушку после бурных приветствий с их стороны в свой адрес Босс. Её оценили насмешливые и завистливые взгляды. «Повезло мужику, такую тёлочку сегодня объезжать будет! А она ничего. И, судя по её юному возрасту и застенчивому виду, Боссу повезёт таки сегодня откупорить ей целочку». В каждом из этих взглядов девушка читала понимание того, для чего она здесь. Они будто представляли себе её раздетой, лежащей обнажённой и сношаемой мужчиной.

Компания веселилась, Аня сидела рядом со своим будущим любовником, который весьма красноречиво обнимал девушку и прижимал к себе. Собственность: Под столом он слегка наступал ей на ноги, как бы стараясь ощутить ещё частичку её тела. Она всегда убирала свои носки, пряча их на некоторое время, подгибая под ступни. Его несколько забавляла такая игра. Что ж, игры сегодня только начинаются, скоро будут играться игры совсем-совсем другие.

Через некоторое время подвыпившая компания раззадорилась, мало обращая внимания на то, что происходит вокруг. Тут Босс, всё более старательно по-хозяйски гладивший Аню рукой сбоку, поднимаясь, порой, до самого бюста и, время от времени, дотягиваясь пальцами до её соска, подхватил её под попку и посадил к себе на колени. Девушка сделала слегка недовольное выражение лица, но быстро смирилась с новым положением. Под скатертью, накрывавшей стол, было незаметно, как Босс стал по-хозяйски гладить её голые бёдра, сначала только в районе коленок, а затем медленно приближаясь к её трусикам. Да, это было со всех точек зрения теперь его законное право, а она не должна удивляться таким естественным вещам.

– Сейчас, ещё полчасика и все разойдутся, – мечтательно сказал ей на ухо Босс, после чего её щёки покрылись красными пятнами. Пить он ей не давал и сам не пил, только раз поднеся фужер с вином к её губам и сказав: «Попробуй». Аня слегка отпила. «Какие классные губы!» – подумал Босс, представляя, что эти губы будут делать через некоторое время. Ещё он засматривался на тоненькие жилки, выступавшие из-под белой кожи на лбу. «Такие же наверняка на ляжках и на сиськах: А когда она будет напрягаться, извиваясь и хныкая во время траха, они станут толще и виднее, а это личико будет принимать страдальческие гримасы. Скоро, скоро я это увижу, моя голубоглазая фея! Ты узнаешь, что такое не видеть ни одной женщины столько времени. Трудновато тебе будет это выдержать, но твои нежные пухленькие бёдра просто предназначены, чтобы их побыстрее раздвинуть и почувствовать, как они трутся и прижимаются своей нежной гладкой кожей по бокам. » Босс накачивал себя загодя, мысли лезли и лезли, юная обворожительная девушка на коленях просто звала к тому, чтобы пользовать её тело.

И верно, кореша и их подруги начали переглядываться, кто-то, в конце концов, сказал, не пора ли оставить людей отдохнуть, после чего компания начала выходить и разъезжаться. Парни поглядывали на Аню завистливым и понимающим взглядом, девушки понимающе смотрели, будто бы говоря: «Давай подруга, не огорчи нашего славного кореша!» Она чувствовала себя как жертва, которую все представляют голой и будто бы видят её гримасы, слышат её крики, стоны, которых, по всей видимости, будет сегодня предостаточно.

«Они уходят, оставляя нас одних, этот самый момент неотступно приближается.Может ещё есть возможность остановить их, закричать, что я не хочу, не хочу, чтобы он меня сейчас!. . Ну почему я?» Однако сделать подобное было просто стыдно, да и куда рыпаться, раз уж согласилась!

Когда последняя пара вышла, Босс запер дверь, подошёл к Ане, взял её за руку, потянул на себя, чтобы она встала. Затем стал разглядывать по-настоящему, ещё тщательней, чем при первой встрече. Он нисколько не сомневался в том, что девушка ему «даёт». Поэтому целенаправленно делал то, что обычно делают с девушками в таких случаях. Она тоже должна была делать, что полагается. Конечно, она не знает как да что, первый раз всё-таки, но он подскажет, если та будет тормозить.

– Ну, пошли, – деловито сказал он и повёл её в приготовленную для них спальню в соседней комнате. Затем пропустил вперёд, наблюдая, как она передвигает бёдрами, а её пятки меняют форму, наступая на пол.

«Вот меня ведут к кровати, на которой мне предстоит стать женщиной, вытерпев столько всего. Как стыдно, сейчас он будет смотреть, а я буду раздеваться. Он первым из парней увидит мои груди и всю меня снизу. Ужас, мрак какой-то, и лучше больше не думать об этом!»

Первым делом, подведя к широкой, приготовленной именно для занятий сексом кровати, Босс сильно схватил, обнял Аню, стал гладить её по спине, по заду, невзначай задирая юбку. Он лапал её везде, где только мог, залезая и под лифчик, и в трусики, её половые губы уже привыкали чувствовать его пальцы, а губы рта привыкали, что их сосёт мужской рот без перерыва. Сильно сжимая то одну, то другую ягодицы, он прижимал её боком к себе и тёрся об неё тем местом, где располагался его член. Потом он чуть отпустил девушку из объятий и сказал, как будто отдал распоряжение:

– Я тебя хочу. Давай познакомимся поближе.

Это было приглашением к следующему по порядку шагу. «Теперь, как полагается, надо раздеваться. Обычное раздевание. Но перед незнакомым парнем! Просто так показать себя?»

Раздевались они как-то машинально друг за другом. Аня стянула измятую его руками юбку, оставшись в трусиках, Босс снял рубашку, Аня стянула свитерок, Босс скинул штаны. Затем пальцем демонстративно поддел бретельку лифчика, улыбаясь при этом, и Аня понимающе обречённо стянула его с себя. Какими же всё-таки нежными и аппетитными были эти её чуть припухлые бёдра! А вот грудки оказались меньше, чем он ожидал от такой пухленькой феи. Зато розовые соски в сочетании с голубыми глазами и нежными плечами наверняка компенсировали отсутствие больших объёмов. Он и она остались стоять друг перед другом в одних трусах. Босс подошёл к ней в очередной раз, обнял и крепко притянул к себе, особенно стараясь прижимать её к своей груди сосками, а затем рывком сорвал с неё трусики. И тут же следом, со словами о том, что сейчас его балда от напряжения сама разорвёт трусы, также резко стянул с себя свои.

Теперь они стояли друг перед другом совсем голыми. Его здоровый член болтался ещё по инерции из стороны в сторону, как маятник, на лобке девушки был виден красиво выбритый треугольник светлых волос. «Я первая из всех своих подружек увидела настоящий мужской член. И мне первой всунут его». От страха, что он такой большой хотелось кричать, остановиться, пойти на попятный:

– Ну, давай, чего остановилась! Ложись, фея моя, дай мне с тобой поиграться.

Аня, со страхом косясь на его здоровый орган, предназначенный для неё, стала опускаться на кровать, наконец уложившись на неё так, как кладут на медицинскую койку врачи – руки по швам, прямые ноги вместе, тело ровно лежит, носки вытянуты, а глаза смотрят в потолок, ожидая дальнейших действий. Босс, вовсе, в отличие от неё не стеснявшийся быть голым и возбуждённым до крайности, опустился на колени и взял её маленькие короткие ступни в руки. Аня с интересом смотрела на все манипуляции, которые проводил с ней тот, кто готовился в ближайшие минуты стать, уже однозначно, её первым мужчиной. А он разминал её короткие пальчики, массировал лодыжки, мял пятки. Было видно, как ему нравятся её аккуратные маленькие ножки. «Он массирует мои ноги, а сам думает о том, что у меня между ними. Сейчас он закончит это и возьмётся за другое, и я пропала. Вот этим членом он будет делать меня женщиной»

– У тебя аппетитные пальчики, как и всё остальное, впрочем, – с этими словами он поднялся, держа её ступни и поднимая её ноги вверх. Когда он встал, они были почти у неё над головой. А затем он спокойно развёл их широко в стороны. Вся промежность, все отверстия девушки стали видны, как на ладони. Такого стыда Аня, пожалуй, не испытывала никогда в жизни. Хотелось исчезнуть, отключиться, потерять сознание. А он так нахально и по-деловому разглядывает, оценивает, сравнивает, – Аня то бледнела, то становилась пунцовой, пряча глаза. Его орган как раз стоял, нависая над её щёлкой.

«Это приближается. Сейчас этот член он будет всовывать в меня, и мне будет дико больно. Как я это смогу вытерпеть? Зачем я только родилась девочкой, мальчику бы ничего такого не сделали». Она даже успела помечтать, что не попалась ему на глаза в тот злосчастный день или казалась всем страшилкой, и только её Серёжа видел её настоящее симпатичное лицо. Но мечтать долго не пришлось, действительность была другая.

– Что, так и будешь их держать? – она недоумённо посмотрела на него, а что, мол, делать? – Согни колени и опусти пятки на постель, только так, чтобы твоя сестричка оставалась открытой. – Она так и сделала. – Нет, пожалуй, поднимись на носки, чуть выше, а то плохо видно.

«Что тебе там смотреть-то! Зачем тебе понадобилась именно у меня смотреть, есть же другие девушки! Они сами хотят, чтобы у них смотрели. А вдруг у меня там некрасиво всё? Да, я сейчас разревусь от этого, ну не смотри!»

Аня разложила ноги так, как он сказал, а Босс тем временем достал смазывающий крем и начал обильно мазать своего большого брата, постепенно опускаясь на колени перед девушкой. Каждый миг отсрочки предстоящего воспринимался как глоток свежего воздуха.

«Как я выгляжу в его глазах, презирает, наверное, за то, что я так позорно раздвинула ноги?» Тут Босс решил немного поучить её, как себя вести в постели с мужчиной. Он приподнял девушку, практически усадив её на постели с всё так же широко раздвинутыми ногами и открытой щёлкой, а сам придвинулся к ней своим органом, как бы предлагая ей его оценить получше.

– Дай руку! Да не бойся! Возьми его! – Аня едва не отдёрнула руку, прикоснувшись к этому горячему предмету. Босс рассмеялся:

– Смелее! Так, возьмись за него. Твёрдый? – его слова всё более становились нервными и прерывистыми, особенно он замер, когда ей хватило смелости, наконец, взять его брата в руку.

«Да как же он в меня войдёт, такой огромный бугай?» Они сидели друг напротив друга, и их половые органы также были напротив. Головка его большого брата смотрела прямо в её маленькую сестрёнку, и было совершенно ясно, что сейчас этот брат будет входить до основания между её больших и малых губок. Для этого они здесь, собственно, и встретились. «Взрослому парню надо регулярно куда-то засовывать и в кого-то кончать, и этим кем-то для него стала я. Мне теперь он и будет регулярно вставлять, и в меня будет кончать»


Рубрика: По принуждению | секс история
Описание: Ни жива, ни мертва, Аня подбежала к окну, чтобы увидеть, как та самая тачка увозит её недавнего собеседника. «Да уж, эти не шутят. Что теперь делать? Я не хочу быть подругой никакого Серёги!&#…
Читать следующий случайный секс рассказ